Встреча

30 Марта 2015

В жизни моей бывало много всяких историй: и хороших, и плохих. Если бы ими можно было торговать, то я, наверное, продал бы не один караван или воз такого добра. Моя жизнь на месте никогда не стояла, поэтому каждый раз что-нибудь да происходило. Настоящий случай произошёл в столице Удмуртии, когда я был студентом «Училища культуры» и подрабатывал официантом в местном яхт-клубе.

Было начало «великих нулевых», когда у штурвала страны появился новый президент, да, и вообще, наступил долгожданный ХХI век. Если честно, я не из робкого десятка - всегда шустро обслуживал клиентов и открыто смеялся над танцующими трансвеститами в шоу-программе, которые всегда мне доказывали, что они не геи, а артисты оригинального жанра.

После месяца моей работы, я получил новое назначение на обслуживание фуршета на открытой площадке второго этажа яхт-клуба с видом на Ижевский пруд. Банкет был приурочен к юбилею председателя правительства Удмуртской Республики Ю.С. Питкевича. Был ли я рад? Конечно, нет! Просто деньги обещали большие. Настал этот майский день. С пруда доносился запах тины, но это никого не удивляло, так как все были заняты приготовлением к встрече первых лиц Удмуртии, в частности президента республики и великого оружейного мастера М.Т. Калашникова. Меня интересовал последний.

Вот появилась первая десятка телохранителей с никогда не улыбающимися лицами. Затем первые важные гости. Чуть позже легендарный и известный на весь мир изобретатель автомата, который искал кого-то глазами. Скоро должен появиться местный бомонд: президент, премьер-министр, сам именинник, их жёны, любовницы, бывшие и т.д. Если до этого и была суета, то не такая явная, как сейчас, с приближающимся появлением этих лиц. В следующее мгновение люди в чёрном, они же «телкИ», ринулись к центральному входу, уронив при этом один из фужеров со стола. Я понял, что приехал кто-то из «важных». Не успев опомниться от разлетевшегося стекла, как меня жестом руки, позвал к себе Михаил Тимофеевич. Тяжело проглотив слюну, я направился к нему, четко осознавая, что это сам Калашников. Дистанция заметно сокращалась между мной и «великим», и чем ближе я подходил, тем сильнее наливалось красным румянцем лицо официанта, который был новеньким и стоял чуть поодаль от Калашникова. Он сдержанно, но с явным волнением в глазах, указывал своими подгрызенными ногтями на руках в мою сторону. Я прозрел, когда понял, что нужно оглянуться. Сердце забилось сильнее. Запрокидывая голову назад, словно танцуя аргентинское танго, я замедлил ход. Пред моим взором открылась панорама из полуголых тел: как мужчин, так и женщин. Были люди, которые не имели одежды вообще. Ещё полчаса назад их здесь не было, а тут аж целых пять или шесть человек, да ещё и в шаговой доступности. Это был местный «дикий» нудистский пляж. Весь местный персонал был к этому привыкшим, поэтому особо никто и не обратил внимание на происходящее, кроме новичка, который и спас ситуацию тем, что ему показалось это из ряда вон выходящим. Находясь рядом с изобретателем, я видел, что он хочет меня о чём-то спросить. Сработав на опережение, я ему пояснил фразой «это нудисты» и махнул рукой в сторону голых тел. Диалог мог, конечно, продолжиться, но он так же скоротечно закончился, как и начался, потому что в ответ я услышал фразу, которую можно сравнить с очередью из того же самого автомата в самое сердце. Он сказал: «Да нет. А можно мне холодной минералки?» Я был поражён и растерян. Только чей-то смешок рядом и ветер от пробегающих бойцов в чёрном хоть как-то разрядили обстановку.

Никогда не думал, что при встрече с таким великим человеком первым моим словом будет «нудисты». Стыдоба, позорище! Когда разогнали толпу обнажённых, то всех гостей пригласили с просторного балкона вовнутрь клуба.

Со мной остались лишь новенький официант и осадок от этой первой встречи с известным во всём мире человеком…